Единственное украшенье — Ветка цветов мукугэ в волосах. Голый крестьянский мальчик. Мацуо Басё. XVI век
Литература
Живопись Скульптура
Фотография
главная
КОММЕНТАРИИ
  • Валерий
    Да, не об этом речь. Да, человек остаётся человеком, невзирая на всю пропаганду. И в каждой пожилой женщине он видит свою мать, а каждый ребёнок, независимо от нации и цвета кожи, заставляет его вспомнить своё детство. И тогда уже не важно, по какую сторону баррикад ты. Нужно помочь, и всё. Это голос совести и правда жизни. По-моему, изображено вполне достоверно, правдиво и убедительно. А в том не правдоподобно, что не свойственны ему идеи о непротивлении злу насилием. Ещё раз повторю. Автомат есть в руках, так выстрелил бы в своего командира, что ли, или просто в воздух, поднял бы неразбериху, чем вот так приносить себя в бессмысленную жертву и корчить из себя героя. Он же не Януш Корчак, а, как вы правильно отметили, военнослужащий. Не в том ошибка, что демонстрирует свою отзывчивость, а в том как демонстрирует. Или в самом начале надо было показать, что он философствует, читает Библию, и всё такое. Почему солдат поступает, как христианский мученик первых веков, непонятно. За жизнь других надо бороться, именно бороться. А разделить смерть уж всякий глупец сможет. Я бы на его месте уж точно не положил автомат на землю, а завязал перестрелку. Вы, может быть, меня не поняли? С уважением Валерий.
    19.03.16 01:46
  • Морев В
    Реалистично, Валерий, Реалистично. Любовь, которая приходит совсем не к месту, и не во время, и не тому, приходит не спрашивая.Клаус прежде всего человек, а уж потом военнослужащий СС. И такие Клаусы были, да были, не смотря на всю пропаганду. В этом и реальность. Автору благодарность!Задел Ваш рассказ.
    18.03.16 09:20
  • Валерий
    Благодарю вас за это. Главное, что потрясает в рассказе - правда жизни. Самая настоящая, вам чужда схематизация и иллюстративность. Но поведение Клауса в финале несколько не реалистично. Не будет вооружённый крепкий парень вести себя, как мать Тереза или толстовец. Не хватило борьбы. Пусть они были обречены, но сражались бы из последних сил. Дело не в хэппи-энде, дело именно в этом. Читатель бы и так узнал о подвиге, незачем подводить натяжку с обнаружением останков. Конечно, иначе поисковики бы с трудом могли выяснить, что на самом деле происходило там. Но медальон всё бы объяснил. Он пытался их защитить. И так бы все поняли. Эта глупость и сентиментальность всё портит и выглядит картинно. Не так уж начальство ценило жизнь Клауса, что б можно было так демонстративно попробовать убедить одними словами: " Через мой труп"! С фашистами такой приём не проходит, и Клаус не мог этого не знать. С этой поправкой был бы вообще шедевр. Ещё раз благодарю, вы добились моих слёз! С уважением Валерий.
    17.03.16 03:11
  • * * *
  • Автор
    Валерий Спасибо на добром слове. Согласен, может, название чуть простецкое, ну, уж что есть. Конечно, многим хотелось бы увидеть хэппи-энд, но, к сожалению, на войне он не так уж часто встречается. Да и тема такая, многие люди отмахиваются, что слишком уж часто про Холокост вспоминают, а с другой стороны, он-то ведь был на самом деле и чаще все происходило намного хуже, чем я описал в рассказе. Вот я и решил встряхнуть читателей, чтобы они хотя бы частично ощутили всю боль и несправедливость войн, за какие бы мифические идеалы они не велись.
    16.03.16 22:32
  • * * *
  • Валерий
    Вижу не только я, эта данность традиции, в поле которой развивается сюжет. Таково мировоззрение Васи. Ничего не поделаешь. А мнение автора может не совпадать с мнением читателей, и уж тем более не стоит автору любой ценой пытаться навязать читателю свои религиозные взгляды. А что касается лени... Жаль, конечно, что столько замечательных идей так не нашли достойного воплощения из-за неё. Сколько неудачных пьес, повестей и прочего вышло в свет. А я вот не боюсь быть многословным. Избыток можно затем сократить, а недостаток уже не из чего не восполнишь. Но ваша лень не должна становиться качеством персонажа, как это произошло с Василием. Вот такой вот ваш маленький минус. С уважением Валерий.
    15.03.16 04:11
  • * * *
  • Автор
    Видимо, у нас разные взгляды на жизнь... Вы видите в телесном контакте дух мальчиков грех, я вижу любовь, пусть и неосознанную.Естественно, я не буду перечеркивать повесть и превращать ее в религиозную, с установками на греховность. Другой вопрос, что многое можно было бы переделать, углубить и раскрыть, только мне уже это лень улыбка Не люблю переделывать и переписывать... Что получилось, то и получилось.
    13.03.16 13:41
  • * * *
  • Валерий
    Ошибка Алёши в том, что он начинает с того, чем следовало бы кончить. Попросил бы уж его о себе рассказать, помог ему вспомнить, откуда Вася взялся. Сначала о чувствах своих нужно искренне поведать, а затем уже думать, нужен ли секс, и не разрушит ли он их дружбу и без того близкие отношения. А этот царевич, как мерзкий бес, зачем-то в самое пекло полез! Где ж тебе, бесёнок, тягаться? И лучше не " не знаю, не помню" твердить, а более искусно, вроде: " тайна сия велика есть, сие не всем открыто, или " всякой тайне в свой черёд открыться, а про то сказывать пока не можно". А то это жалкое и беспомощное " не помню"! И он сам не знает, и мы. Безобразие получается. Нужно было более искусно создать атмосферу таинственности вокруг отрока. С уважением Валерий.
    13.03.16 00:55
  • * * *
  • Валерий
    Юродивые в древности и на Руси были людьми, испытывающими постоянные лишения. Но это не мешало им активно юродствовать. Его клонило ко сну, он чувствовал постоянный голод, но всё же проделывал свои штуки. И потому не хватило, так сказать, экшена. Даже если сильно устал и не выспался, всё же должен был встрепенуться. И потом, есть любовь, а есть глупый подросток, насмотревшийся глупых книжек заморских немецких, и есть сексуальные домогательства. Надо было преподать урок, что без согласия второго лица ничего не получится. Сексуальное насилие не есть любовь. Потом это ещё окончилось плачевно для самого Алёши в телесном плане, ведь у Василия странные физиологические особенности, и всё, кто имел с ним, сексуальный контакт, гибнут. Наказывает ли их таким образом Б-г за своего слугу, или по другим причинам так происходит, это уже другой вопрос. Но ведь Василий должен предвидеть. Понятно, что у каждого человека есть свобода воли, но Алёша - ещё глупое, неразумное дитя, и вразумить его, пусть самым экстравагантным способом надо было. А то самый кульминационный момент, а герой какой-то пассивный, сонный. Если в первой части, до этого, он вполне укладывается в традиционный образ русского блаженного, то в оставшейся части становится каким-то буддистом. Мол, исцелять исцелял, предсказывать предсказывал, проповедовать проповедовал, всё, " не мешайте теперь двигаться мне к нирване". Образ буддийского святого какой-то, как-то резко деформировался до полного равнодушия к ближнему. Нет борьбы, понимаете, духовной брани. Но так надо было это показать, немного полушутливо, в виде мальчишеской драки. Что бы Вася отплёвывался от нечистого, крутился волчком, лез под кровать, а Алёша его доставал оттуда,кричал петухом или собакой, пытался опустить ноги в печь, как уже я писал, и прочее, но, стараясь не причинить вреда, кончено, царевичу, отбивался и вырывался из его объятий. То есть, что бы Василий всячески противостоял Алёшиным грязным намерениям. Ведь кощунство божьего человека так пользовать, даже если пользующийся - избалованный царевич. И здесь два выхода, либо он одумается или испугается поднятого шума, либо, ослеплённый своей страстью, будет упорствовать. И пусть Василий святой водой его опрыскает, пусть оба упадут на пол в изнеможении, а вот здесь уж " в светлицу входит царь". Нехорошо обманывать ожидания читателей. Какое-то спокойствие и безразличие героя просто раздражает в этой сцене, будто не мальчик и не юродивый отрок, а бревно или неповоротливая кукла. С уважением Валерий.
    13.03.16 00:40
  • * * *
  • Автор

    Теперь, собственно, об отзыве. Спасибо за подробный разбор, это интересно.

    Цитата: «Что-то странное случилось с этим юродивым, после того, как он упал под лёд. Куда-то всё святость подевалась, он стал каким-то вялым. Нет сильного сопротивления греховным намерениям царевича. Я уж было ожидал, что он свои ножки в печь сунет и скажет: " Пусть лучше мои ноги сгорят, чем твоя душа в пламени геенском.»
    Ведь спасать надо было Алёшу от греха, уж собрать все силы и волю.

    Про такое прочтение я не задумывался, и вот какие мысли пришли сейчас: а надо ли спасать царевича? Может быть, Василёк понял - не умом, а душой, что не может быть грехом любовь? Любая, даже самая запретная. Потому что запрещают ее человеки, а не бог. Вот такая неожиднно меня мысль посетила сегодня улыбка
    12.03.16 13:01
  • * * *
  • Валерий
    А "Неразлучники" просто шедевр. "Война и мир" Толстого вспомнилась.
    "Все мы люди". Только глупо было надеяться, что таким образом немец мог спасти еврейского мальчика. Мог бы не держать его, а просто скомандовать: "Беги"! Так логичнее было бы. Видно, автору потребовалось для того, что бы останки их обнаружили. А я бы всё же хотел, что бы мальчик выжил и привозил своих внуков и правнуков на могилу этого Клауса, клал цветы и вспоминал добрым словом. Даже если своим телом заслонил, всё равно бы потом штыками добили. Так и было. Жаль мальчика. Те, кто спас хотя бы одного еврея, приравниваются в Израиле к праведникам и имеют даже право на бесплатное место на местном кладбище. Всё вроде правдиво, только название слишком пошлое. Можно бы назвать: " Оставаться человеком", или " Сильнее смерти". Передайте автору глубокое уважение и благодарность. С уважением Валерий.
    07.03.16 07:16
  • * * *
  • Валерий
    Хочу выразить своё мнение о повести "Василий - душа Божья". 
    Повесть в целом написана талантливо, хороший язык, великолепное владение реалиями эпохи и т. д. Но примерно с середины художественный уровень работы заметно снижается. И некоторые загадки так до конца не раскрыты. Попадаются и ошибки, особенно ближе к концу, ряса православного монаха вдруг названа сутаной. Поведение главного героя становится каким-то тусклым, невыразительным. И раздражает постоянное: " Не помню, не знаю". Главный герой напоминает немного Петю из "Малыша" Стругацких.
    Ещё можно заметить, что мне, как читателю, не хватило отсылок к сожжению чучела, когда мальчика повезли в чистое поле, он был должен вдруг вспомнить о своём видении. 
    Что-то странное случилось с этим юродивым, после того, как он упал под лёд. Куда-то всё святость подевалась, он стал каким-то вялым. Нет сильного сопротивления греховным намерениям царевича. Я уж было ожидал, что он свои ножки в печь сунет и скажет: " Пусть лучше мои ноги сгорят, чем твоя душа в пламени геенском". Ведь спасать надо было Алёшу от греха, уж собрать все силы и волю. Смотрится почему-то этот Василий усталым, вялым, бессильным. Что случилось, неужели Б-г его оставил? Почему после того как он скатился с горки в бочке, с ним произошла такая перемена не в лучшую сторону? Это вызывает недоумение. Но после корректировки и исправления указанных недочётов, думаю, произведение может быть поставлено в один ряд с такими произведениями, как тот же " Малыш" или даже " Мальчик у Христа на ёлке" Достоевского, не говоря о "Детской книге для мальчиков" Б. Акунина. 
    Повесть хорошая, поучительная, выдержанная в истинно православном духе. Чувствуется, что писал человек искренне верующий. Мораль: " Будьте как дети". Идея замечательная, но её воплощение не безупречно. 
    С уважением Валерий.
    07.03.16 02:24
  • * * *
  • Метелица
    Действия, характеры - если даже и конкретная история является выдумкой, то психология и характеры абсолютно естественны и достоверны.
    В подтверждение своей позиции могу сказать, что на пороге взросления мальчишки чувствуют что-то такое, что заставляет их делать вещи, которые раньше считали стыдными - конкретно голиком прогуляться по месту, где тебя вроде никто не видит, но все же шанс быть пойманным - есть. И жажда новых ощущений телесных, просто не понимаешь  - чего хочется, но точно хочется, и желание это происходит именно от собственных «срамных мест», а самые яркие ощущения от них на памяти мальчика - это именно порка, и мальчишки часто пробуют удовлетворить эту неизвестную жажду через боль - крапивой себя похлестать, например.
    В общем, на пороге 12-13 лет меня начало будоражить что-то такое. А лето я проводил в деревне, где у нас был не то, чтобы «огород» - целая усадьба соток на 100, частично на холме, частично у подножья в долине довольно дикого распадка. Почему это так важно, что я посчитал необходимым об этом упомянуть? Да потому, что это был явно не тот случай, когда «участки» по 6 соток и когда сосед пердит, то ты не только слышишь, но и чуешь носом. Совсем по-другому было на нашей усадьбе. С одной стороны - деревья, автодорога, железка и крутая сопка с лесопосадками, на которых в изобилии растет шиповник и грибы (по осени); с противоположной - горная речка с еще более крутой скалой; с третьей участок поменьше, отделенный от нашей усадьбы лесом, и на нем живет подслеповатая бабка; с четвертой, метрах в 400 от дачи дом брата моего деда алкаша с не менее алкашным сыном. Короче - если взрослых на даче нет – я фактически находился в одиночестве
    Так, вот - летом накануне моего 13-тилетия меня «накрыло». Хотелось чего-то такого... ТАКОГО!!
    А чего - непонятно…
    Жаркими днями я часто уходил в лесопосадку собирать шиповник, где раздевался до-гола и глупо хихикал - вижу всю деревню, а меня - никто! И даже непонятно было - радует меня последнее обстоятельство или огорчает.
    А когда дедушка с бабушкой уезжали на рынок в город, я уж не стеснялся своих «подвигов» на самой даче. Бегал голышом, опять - один, но риск усиливался. Как-никак до дома родственников было уже поближе, да и друзья-приятели могли в любой момент нагрянуть -  позвать покататься на великах. Риск добавлял кайфа.
    Но и этого было мало. Хотелось ещё чего-то. Непонятного... Решил, что раз уж я разделся, то можно сделать чего-то запретного и дальше. Куры клевать за задницу отказывались наотрез. Сел задом на свежеспиленный срез бревна: приятное покалывание, но потом весь зад в опилках. Спасение было в крапиве. Вот уж где жжет - так жжет! И потом жжение не проходило!
    Вспоминая это теперь - я понимаю как с религиозным рвением молодые послушники истязают свое тело. Реально - хотелось мучать свое тело!
    Один раз в своих веселых подвигах залез я в сарай к родственнику деда, там был всякий интересный хлам (не воровать - сарай никогда не запирался): лампы керосиновые довоенные, газеты 50х годов. Лазаю такой голый и вдруг слышу со стороны открытых дверей такое «ого» - дядька мой проходил мимо с косой. Увидел меня, ойкнул и дальше пошел.
    Уж тут я перетрусил и с гулянками завязал. Но последствий не было, во всяком случае - явных. То ли дядька никому не сказал, то ли бабушка оказалась мудрее.
    Но с «подвигами» я завязал, а осенью, уже дома - открыл для себя, что то самое – непонятное -  происходило вовсе не от задницы, а от письки,  с которой, как оказалось - не только писать можно и стесняться внешней несуразности! Дрочить научился - короче говоря.
    И перешел на новый уровень, но нет-нет да пробивало порой на прежнюю дурость - раздеться и похлестать себя по голой жопе пластиковой рапирой игрушечной.
    30.06.2017
  • © COPYRIGHT 2016-2017 ALL RIGHT RESERVED BL-LIT

     

    гостевая
    ссылки
    обратная связь
    блог