М Bl-lit
Единственное украшенье — Ветка цветов мукугэ в волосах. Голый крестьянский мальчик. Мацуо Басё. XVI век
Литература
Живопись Скульптура
Фотография
главная
   
Для чтения в полноэкранном режиме необходимо разрешить JavaScript
SPUD - LEARNING TO FLY
МАЛЁК - УЧАЩИЙСЯ ЛЕТАТЬ

1992
ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НОВОГО ГОДА

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ:

ФИЗИЧЕСКИЕ
Чудовищно слаборазвитый, с отсутствующими реальными бицепсами, трицепсами, грудными мышцами, мышцами икр, без брюшного пресса и т.д. и т.д... Меня осенило понимание, что за два года до окончания моей школьной карьеры мне по-прежнему не дашь больше одиннадцати. Несмотря на эффектные скачки и иные вербальные пируэты, мой голос с трудом опустился ниже уровня мужеподобной женщины. Я впервые побрился накануне Нового Года, но это, казалось, не произвело никаких изменений в моей внешности, за исключением противного пореза на шее, который кровоточил всю ночь, а затем чудесным образом перестал делать это под гонг Нового Года.
Вполне возможно, что это был какой-то знак свыше о том, что 1992 предложит нечто большее, чем 1991, или, по крайней мере, станет менее кровожадным.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ
После двух лет многочисленных бедствий, бесчисленных неловких ситуаций, и бесконечных потрясений я обнаружил, что нахожусь в крайне неустойчивом душевном состоянии. Мои «отношения» являются постоянной причиной для стресса, и я сузил проблему до простого, но неоспоримого факта, что пребываю в состоянии ужаса от женщин, особенно от тех, кто любит меня. Мои родители частенько невменяемы; мои друзья, в основном, преступники или кретины (а то те и другие одновременно), и, так как у меня нет ни братьев ни сестёр, то я должен сосредоточить все свои заботы на Черныше. Это крайне несправедливо по отношению к животному, которое думает, что лизание своих интимных мест на публике является, в общем-то, хорошей манерой. К этому следует добавить и вопиющее свидетельство узкородственного размножения в родословной моего отца, которое могло объяснить моё ошеломляюще позднее физическое развитие. Благодаря моему прапрапрадеду, неоднократно трахавшему мою прапратётю, мои интимные части ныне более известны, чем я сам.

ПСИХИЧЕСКИЕ
Окруженный безумием, я большую часть времени остаюсь раздражительным и встревоженным. По крайней мере, один раз в неделю я думаю о смерти, и зачастую у меня дёргается левая бровь, на что мама говорит, что это, безусловно, связано со стрессом. Я по-прежнему получаю стипендию, хотя письмо от школьного казначея уведомило, что школа не довольна тем, чего я достиг до сих пор.

ДУХОВНЫЕ
Я совершенно уверен, что Бог существует, хотя Он и не откликнулся ни на одну из тех безотлагательных молитв, которые я посылал Ему. У меня есть чувство, что это потому, что он либо перегружен работой, либо наказывает меня за занятия оккультизмом с Жиртрестом, либо  читает мои мысли, когда я думаю об Аманде или Джулии Робертс [премьера фильма Pretty Woman/Красотка с её участием состоялась в 1991 году]. А ещё я провел множество неудачных часов, пытаясь постичь смысл жизни.

СЕМЕЙНЫЕ
Мама постоянно находится в плохом настроении, что привело папу к климактерическому периоду. Вомбат самая старая, ненормальная и подозрительная в нашей семье, и поэтому моему отцу потребовалось почти неделя, чтобы убедить команду лучших психиатров психиатрической лечебницы, что он не сумасшедший. Папа назвал весь тот разгром в психушке в конце прошлого семестра простым недоразумением, и винил в своих бедах Бога и универсал [свою машину]. Если вы спросите меня, то любой человек, который объявляет: «Совсем я сломался!», заслуживает того, чтобы в течение недели носить электроды, привязанные к своей голове. Я также подслушал, как мама говорила Мардж, что папа провел четыре дня в смирительной рубашке и подгузнике! Едва ли это признак здравомыслящего человека...

ДЕВУШКИ
Русалка

Русалка и я решили, что мы подождём момента после школы, прежде чем начнём реальные отношения. На самом деле Русалка решила это на наших несостоявшихся выходных в Содвана-Бей вместе со своими родителями, и из-за того, что моя нижняя губа начала дрожать, я сразу же согласился.
Внутри себя я кричал «Нет! Нет! Нет!», но, к сожалению, мои губы снова и снова по-предательски тупо повторяли: «О кей!». Позже, на батуте я спросил ее, могли бы мы начать сначала. Она обняла меня и сказала, что я ее лучший друг. После чего мои губы произнесли: «Разумеется!».
И все.
Следующая плохая новость заключалась в том, что Русалка внезапно стала религиозной и теперь считает, что бережет себя для вступления в брак. Когда я спросил ее, когда она хотела бы выйти замуж, то она ответила:
- Когда мне будет двадцать девять.

С положительной стороны, у нас случился совместный страстный прощальный поцелуй у ее холодильника, который прервался лишь тогда, когда Брут (боксер Русалки) сначала застрял головой в мусорном ведре, а затем в панике атаковал его и обмочился.

Аманда

Мама не позволила мне уехать с Амандой и ее друзьями на каникулы, заявив, что там не будет никакого взрослого контроля и это сможет поспособствовать моей проблеме «с выпивкой». Мама также обозвала Аманду потаскушкой из частной школы, одержимую мыслью довести меня до самоубийства. Когда я сообщил плохие новости Аманде, то она обозвала меня трусом, а затем заявила: «К сожалению, я забыла, что тебе только пятнадцать, и ещё нужно получить разрешение у мамочки».
С тех пор я с ней не разговаривал.

Кристина

Кристина пригласила меня на новогоднюю вечеринку в Солт-Рок, но я смело ответил ей, что у меня другие планы. (Хмурый Малёк с мамой, папой, Вомбатом, дядей Обри, тетей Пегги и Чернышём.) После чего она сказала мне, что не сдастся и трижды поцеловала телефон, прежде чем сказать до свидания.

ПЯТЬ НАПОМИНАНИЙ О ТОМ, ПОЧЕМУ Я НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ С КРИСТИНОЙ:
Гоблин говорит, что у нее триппер.
Она психопатка и распутная (сомнительное достоинство).
Она была девушкой Геккона.
Она ужасна.
По крайней мере, четыре мальчика в школе думают, что встречаются с ней.

К сожалению, список девушек в моей жизни остается неизменным вот уже два года. Это полузасохшая ситуация с личной жизнью становится серьезной и требует срочного и немедленного внимания. Единственная проблема заключается в том, что я по-прежнему влюблен в одну из них, мучаюсь с другой, а в последнее время вижу приятные сны о третьей. И вот я сижу за своим столом в своей маленькой комнате, и вспоминаю самые худшие каникулы на моей памяти. Русалка вроде как снова меня отшила, и я интересуюсь, действительно ли жизнь - просто ряд случайных событий, заставляющих думать, что вы фактически служите какой-то цели, когда на самом деле вы не важнее комара в той великой очистительной работе жизни?
Теперь-то я понимаю, почему Винсент Ван Гог отрезал себе ухо.

ПОНЕДЕЛЬНИК 20 ЯНВАРЯ

Атмосфера в зеленом универсале Рено была в лучшем случае мрачной, а в худшем - убийственной. Непосредственно перед отъездом из дому мама поймала папу за тем, что он со своей стремянки заглядывал через забор, засматриваясь, как наша новая соседка плавает после обеда. Мама назвала папу извращенцем и обвинила Фрэнка в том, что ему в голову приходят смехотворные идеи. Нашу новую соседку звали Эмбер, и из-за того, что она была блондинкой, худой и разведённой, мама сразу же невзлюбила её. Папа признался, что только проверял, ровна ли изгородь, и совсем не подглядывал. С той поры мама к нему не обращалась, за исключением лающих приказов и жалобы на нашедшегося в постели клеща.
Дальнейшая плохая новость заключалась в том, что стеклоочистители перестали работать вскоре после попадания в большую грозу возле Като-Риджа. Папа пребывал в ярости, и постоянно высовывался из окна, яростно вытирая своей майкой лобовое стекло, в попытке улучшить его видимость. Затем он отпустил длинную тираду о том, что в Рено проникли коммуняки, и заявил, что французы тратят слишком много времени на траханье, из-за чего им не хватает времени на работу. Мама громко фыркнула, но ничего не сказала. Я сосредоточился на своём плейере и позволил Дэвиду Боуи вернуть меня обратно в школу.

Наземное управление для майора Тома!
Наземное управление для майора Тома!
Примите свои белковые таблетки и наденьте шлем...
[Space Oddity/Нештатная ситуация в космосе - один из главных хитов Дэвида Боуи]

19:15
Я тащил свой чемодан по финальному отрезку «дороги пилигрима» в сторону старых, величественных краснокирпичных зданий, сопровождаемый громким хором лягушек и сверчков, празднующих дождь. Я нервничал, и меня подташнивало, а мой чемодан ещё никогда не был так тяжёл. Густой туман опускался на школу, заглушая все звуки и неуверенную струйку Зассанца Пита, одиноко и несчастно стоявшего в школьном фонтане. Оказавшись в школьном дворе, я взглянул на второй этаж здания, где все огни спален пылали неоном, и в каждой оконной раме наблюдалось суетливое движение. Я посмотрел в направлении спален третьего курса в дальнем конце здания. В первом окне я заметил руку, подбрасывающую мяч на крикетной бите, второе окно было закрыто, а в третьем, распахнутом настежь, очень большой мальчик с жадностью поедал что-то из картонной упаковки из-под мороженого.
Жиртрест, наверное, увидел моё приближение, потому что издал громкое мычание, а затем пронзительный голос Гоблина выкрикнул:
- Эй, да сюда направляется житель дома лесбиянок!

За хором смеха последовало еще блеяние и несколько волчьих свистков. Я сделал вид, что не расслышал насмешки и с натугой протолкнул свой чемодан в двери. Верн галопом прискакал вниз, словно спасался от пожара, и с визгом остановился перед моим чемоданом у подножия лестницы.

- Привет, Верн, - сказал я.

Человек Дождя с размаху отсалютовал и закричал:
- Малёк!
После чего схватился за ручку на другой стороне моего армейского чемодана. Мы в полной тишине понесли мой чемодан вверх по лестнице, а затем открылась дверь в мой новый дом... и у Сумасшедшей Восьмерки оказался новый член.
Он сидел, взгромоздившись, подобно домовому, на свой чемодан, и с жадностью поглощал плитку шоколада. Вскоре до меня дошло, что все жуют шоколад и глазеют на меня, тогда как я пялюсь на незнакомца в спальне. Новый мальчик вскочил и пошел ко мне, протягивая руку. Было приятно увидеть, что он на добрых несколько дюймов ниже меня.

Я не сразу нашёлся что сказать, потому что отвлёкся на его розовое лицо и осознал, что короткие вьющиеся волосы на его голове светятся в неоновом свете как нимб. Они были такими белыми, что, казалось, ему через голову провели осевую линию.
- Привет, - произнёс он с глупой улыбкой. - Ты, должно быть, Малёк Милтон.

- Привет, - с запинкой ответил я.

- Я так и думал! - выкрикнул он пронзительным голосом.
Новый мальчик смотрел, взволнованный тем, что он узнал, кто я, прежде чем у меня появилась возможность представиться.

- Меня зовут Гарт Гарлик, - сказал он, стиснув мою ладонь энергичным рукопожатием. Я сразу же почувствовал, что это, должно быть, хитрая уловка Сумасшедшей Восьмёрки, и что меня собираются опозорить, поэтому круто отыграл и ничего не сказал.
- Я приехал из Малави, - продолжал Гарлик. Затем его глаза расширились, превратившись в круглые голубые омуты, и он спросил:
- Ты когда-нибудь бывал в Малави?

Я покачал головой.

Гарлик выглядел убитым горем и его большие глаза снова сузились.
- Тебе бы понравилось, - продолжил он. - Озеро Малави одно из самых красивых мест в мире, и там не возражают, если пиво пьют несовершеннолетние.
Затем он сказал:
- Вот это да, как это здорово - встретиться с тобой. Малёк Мильтон. Я очень горд, что стал членом Тайной Семерки!

Прежде чем вмешался Жиртрест, в спальне наступила потрясённая тишина. Обняв одной рукой Гарлика за плечи и со сверкающими от восторга глазами, он открыл рот, полный пережёванного шоколада и сказал:
- Это Сумасшедшая Восьмёрка, приятель - ты, вероятно, не захочешь повторять такую ошибку снова...
После чего он подмигнул мне и объявил:
- Его старик - технический директор Нестле Малави.
После чего Жиртрест с жадностью сглотнул, прежде чем сказать, - это высокий класс, парни.

С этими словами он похлопал сияющего Гарлика по спине и вернулся в свою каморку, где в центре кровати его опрометчиво дожидалась куча продуктов Нестле.

Гоблин, совершенно очевидно, дулся. Видимо, Рэмбо прибыл раньше, и тот час приветствовал Гарлика в спальне, ни с кем не обсудив этот вопрос. Гоблин и Жиртрест были потрясены тем, что незнакомец может быть принят в качестве полноправного члена Сумасшедшей Восьмерки, не проходя серию достойных тестов, которые варьировались от отрыжки до требований графического описания женщин своего генеалогического древа. В ответ на сетования Гоблина, Рэмбо обвинил Жиртреста и его в том, что они ведут себя как двенадцатилетние, и заявил, что вся эта Сумасшедшая Восьмёрка - вещь детская и постыдная.
К сожалению для Гоблина, настал момент, когда Жиртрест, обнаружив, что отец Гарлика оказался боссом Нестле Малави, сразу же переметнулся на другую сторону, злостно изменив своему бывшему товарищу и лучшему другу. Гоблин был явно не впечатлен тем, каким путём пошли все, и поэтому провел остаток вечера, хмурясь в зеркало и выдавливая свои многочисленные прыщи в белую ткань.
Рэмбо тоже вёл себя причудливо. Он почти ничего не сказал за весь вечер, и поступал так, как будто мы все были ему совершенно незнакомы.
Я наблюдал, как Человек Дождя вытащил свой блокнот и набросал очень реалистичное изображение лица Гарлика. Он с яростью написал «ГАРЛИК» под картинкой, а затем захлопнул блокнот и засунул его обратно под матрас. После чего, низко пригнувшись на своей кровати, он наблюдал за Гарликом весь вечер через решетку своего полотенцесушителя.

ДОСТИЖЕНИЯ СУМАШЕДШЕЙ ВОСЬМЁРКИ ЗА КАНИКУЛЫ

РЭМБО
Трижды прыгнул с тарзанки с 216-метрового Блукранса [Блукранс (африк. Bloukransrivierbrug, англ. Bloukrans Bridge) - арочный однопролётный бетонный автомобильный мост в ЮАР. Пересекает реку Блукранс, разделяющую Восточно-Капскую (район Какаду) и Западно-Капскую (район Эден) провинции. Общая длина моста составляет 451 метр, длина единственного пролёта — 272 метра, максимальная высота от дорожного полотна до поверхности воды — 216 метров].

САЙМОН
Провел месяц жизни на вилле в Монако. Он заявил, что довёл счёт девчонок на юге Франции до уровня сельди в бочке. Саймон слегка переборщил с загаром, и поэтому теперь его кожа причудливого оранжевого оттенка.

ЖИРТРЕСТ
Видео, Подземелья и Драконы, компьютерные игры, еда. И т.д.

ГОБЛИН
Придумал убийственную секретную формулу для снятия девчонок. Заявляет, что имеет стопроцентно доказанный показатель успеха. Позже  признался, что опробовал её только на одной девушке, которая не ответила на его звонки после ночи, которую он провёл с ней.

МАЛЁК
Самые плохие каникулы. Абсолютная скука и постоянные споры в семье. Я рассказал остальным о неистовом поцелуе с Русалкой у холодильника и, может быть, слегка преувеличил, но не поведал о том, что мы на самом деле разошлись. А ещё промолчал про неделю папиного безумия.

ВЕРН
Съездил на Рождество в Свазиленд и в качестве доказательства привёз оттуда фотографию себя, сидящего на унитазе и две рождественские открытки.

РОДЖЕР
Неизвестно.

ГАРЛИК
Озеро Малави.

У Гарлика случился словесный понос - после часового излияния насчёт озера Малави Гоблин огрызнулся на него и сказал, если он хочет быть частью Сумасшедший Восьмерки, то должен говорить гораздо меньше, и, желательно, не обо всём. Лицо Гарлика покраснело, и на глаза навернулись слезы. После чего он сказал:
- Извините, ребята, я знаю, что слишком много говорю, словно у меня иногда есть свободный провод между моей головой и мозгом, и я просто хочу сказать то, о чём думаю, но что я не очень люблю иметь в виду полностью. Вы понимаете, что я имею в виду?

Наступила пауза, а потом все расхохотались. Гарлик был взволнован и оглушительно смеялся вместе со всеми, несмотря на то, что стал предметом для шутки. Жиртрест стукнул Гарлика по спине и сказал:
- Что за парень!

После чего поспособствовал себе ещё одной шоколадкой из шкафчика Гарлика, добавив её к своей куче.

Гарлик закончил смеяться и сказал:
- Ну и дела, я рад, что привёз эти шоколадки. Папа сказал, что они пригодятся, если я захочу купить несколько друзей...

Мы все опять засмеялись, и Гарлик снова взревел вместе с нами.

Это было довольно странное чувство - вернуться в школу, в новое общежитие, а ещё заиметь незнакомца среди нас. Хорошая новость заключалась в том, что в этом году у меня была своя каморка; плохая новость заключается в том, что я оказался зажат между Верном и Жиртрестом.
Лежа без сна, прислушиваясь к храпу Жиртреста и бормотанию во сне Верна, я ждал прихода ночного поезда по расписанию, а он всё не шёл.
Я грезил, как из ночного поезда из Йоханнесбурга сходит Бешеный Пёс со своей рогаткой. Затем проснулся и не мог заснуть в течение нескольких часов. Я лежал в постели, думая о том, насколько различны чувства в спальне.
Я скучаю по Бешеному Псу.

ВТОРНИК 21 ЯНВАРЯ

6:30 Перекличка
Норман Уайтсайд зачитывал имена на первой поименной перекличке года. По этой причине, и потому, что он выглядел слишком важничающим, я посчитал, что он метит на место нового главы нашего дома. Гоблин согласился и сказал: «Класс 1992 года совсем не вершина генофонда». Затем он проглотил свой чай и зашагал через школьный двор, качая головой с выражением отвращения к жизни.

Гарлик и Бэррил после проведения переклички были почти объявлены пропавшими без вести на болотах. По-видимому, Гарлик довёл Бэррила до полного изнеможения трёпом об озере Малави. Потрясённый Бэррил заявил, что было невозможно уйти от лепечущего маньяка, и что Гарлик к тому же слегка смахивает на токолоше [Африканский волосатый карлик-насильник из верований зулусов, живущий у воды и по ночам швыряющий в неё камни]. Уайтсайд произвёл отличное шоу, выдавая этой парочке строгий выговор и окончательное предупреждение. Он долго бубнил о людях, вольно относящихся и игнорирующих школьные традиции. Его речь привлекла целую толпу, потому что многие мальчики подумали, что он выступает с официальным заявлением.

Гарлик был весьма расстроен тем, что подставил Бэррила и молил: «Этот джентльмен не виноват. Я рассказывал об озере Малави!» Над болотами раздался коллективный стон, и толпа начала разбегаться. Похоже, слухи по поводу большой опасности озера Малави уже распространились по школе.

Чтобы добавить соли к ранам, Верн вручил Бэррилу и Гарлику письменное предупреждение о «Недостойном поведении» на Болотах и их Окрестностях. Гарлик, очевидно, не понял, что это шутка, потому что сказал:
- Эй, вот это расстрел!»
И счастливо спрятал голубую записку в карман своего малинового халата.

Спайк вырос. На самом деле он стал все больше и больше походить на своего хищного старшего брата. К сожалению, теперь он, кажется, по крайней мере, на голову выше меня, и, что ещё хуже, он задел меня плечом, когда я проходил мимо него по проходу у писсуаров. Он утверждал, что это получилось случайно, но не извинился.

Все учащиеся последнего курса шляются, раздавая приказы народу, и метят в префекты. Сегодня Викинг объявит, кто в 1992 году будет главой дома и префектами.

16:45
Гарлик после дневного душа покрыл всё своё тело вазелином. Затем он лёгким шагом вернулся в спальню, непринуждённо болтая с народом об озере Малави, будучи совершенно голым и блестящим. Верн решил, что это  весело, и громко расхохотался, указывая на промежность Гарлика. После чего Гарлик спросил у Верна, недоумок ли тот. Верн подумал, что это так же весело, и загоготал, прежде снова указать на яички Гарлика и выкрикнуть: «Малёк!» Гарлик выглядел слегка потрясенным и отступил в свою кабинку, где поспешно оделся и выбежал из спальни.

20:00 Собрание Дома
Викинг назвал первый сбор Дома «Встреча и Приветствие», хотя точнее его можно было описать как «Удары и Крики». Спайк пёрнул и попытался притвориться, что это скрип его стула по полу. Хреново для него было то, что завоняло, и собрание Дома пришлось отложить на десять минут, в то время как Нормальной Семерке была приказано проветрить комнату при помощи подушек и распылить дезодорант. Викинг провел свою первую взбучку в качестве воспитателя Дома и нанёс Спайку два очень смачных удара. В конце концов, порядок был восстановлен, и Ранту разрешили продолжить чтение Библии.

Вступительная речь Викинга прошла на фоне всеобщего гомона. Бедные первогодки сгрудились на полу у его ног, выглядя неподдельно испуганными. Я вспомнил те дни, когда, прилипнув к полу, закрывал глаза, опасаясь всего подряд.

- Этот дом, - заявил Викинг, - является совершеннейшим и абсолютным позором!
Затем он продолжил:
- И большинство из вас в любой слабоумном отделении ни к чему не способно!

Я почувствовал локоть в своих ребрах, а затем чрезвычайно громкий шепот Верна:
- Слабоумный Малёк...

Его безумное хихиканье было остановлено Викингом, зарокотавшим:
- Тебе явно есть чем поделиться с домом,  Блэкаддер?
Верн покраснел и покачал головой раз семь. Затем он понял, что все наблюдают за ним, поэтому произнёс:
- Малёк!

Наступила долгая пауза. Понятно, что Верн своей бессвязной ерундой поставил в тупик ещё одну властную фигуру. Викинг, в конце концов, произнёс:
- Да, хорошо... м-да, действительно... спасибо, что поделились этим с нами, Блэкаддер, - после чего повысил громкость:
- Теперь я собираюсь привнести в этот дом покой и уважение, даже если при этом придётся пролить много крови!

После столь сердечного приветствия Викинг объявил своих префектов 1992 года:

ГЛАВА ДОМА
Норман Уайтсайд (без прозвища). Чья претензия на славу заключалась в том, что его каноэ сыграло главную роль в ужасающих соревнованиях прошлого года. Когда объявили его имя, он так разволновался, что в смущении ударил кулаком по воздуху и выкрикнул:
- Да, пожалуйста!

ПРЕФЕКТЫ
Грег Уиттон (прозвище Яичный белок). Его папа находится в совете губернаторов. Нет никаких заметных признаков личности.
Мини Дламини. Школьный чемпион по шахматам. (Надеюсь, его зовут Мини только потому, что это рифмуется с Дламини.)
Леонард Пайк!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

После объявления префектов в общей комнате поднялся гвалт. Тот факт, что Пайк возвращался на должность учащегося последнего курса, была совершенно потрясной. То, что он теперь префект, - катастрофа! Не сошёл ли с ума Викинг, думая, что Пайк может оказаться хорошим префектом? К счастью, свинья ещё не вернулась в школу, поэтому нам не пришлось переносить взгляды на его самодовольном лице и его издевательские угрозы.

Викинг поздравил новых префектов, гаркнув им поздравления и дико похлопав по спинам. Затем сказал им:
- В мой кабинет - живо!

Рэмбо повернулся к остальной Сумасшедшей Восьмёрке и объявил:
- В мою кабинку - живо!

Собрание Дома закрылось.

Наверху Рэмбо приказал закрыть все окна и двери. Жиртрест попытался зажечь ладан и свечи, но Рэмбо посоветовал ему повзрослеть и смотреть в оба. Затем Гоблин, прогуливаясь по спальне и небрежно поглаживая свои карманы, заявил:
- О, так теперь мы снова неожиданно созываем собрание Сумасшедшей Восьмерки.

- Отлично, у нас серьезная проблема, - сказал Рэмбо, совершенно игнорируя насмешку Гоблина.

- Это место - безумное, - добавил Симон, яростно грызя свои ногти.

- Поговорим о том, как оторвать яйца шутнику за его шутки, - торжественно согласился Жиртрест.

Верн выкрикнул:
- Ой! - сообщая нам, что тоже не доволен.

Рэмбо дождался полной тишины, после чего продолжил:
- Отлично, теперь слушайте. Нам стоит держаться умнее. Мы не можем повторить как в прошлом году.

Мы все кивнули в знак согласия.

- Мы не должны проколоться, не можем! Мы действительно не можем сделать ни одного неверного шага. Когда Викинг и Пайк вынюхивают подобно детективам, нам нужно держать нос по ветру - и я имею в виду, что нам самим придётся разбираться...

Мы все снова торжественно кивнули, кроме Гарлика, который громко хихикнул, сочтя всё это очень забавным - ясное указание на то, что он никогда не сталкивался с таким человеком, как Пайк.

- Мы просто не можем продолжать, как будто это мы сами устанавливаем законы для себя, - продолжал Рэмбо, всё больше контролируя ситуацию. - Это тупик, и очевидно, что здесь происходит что-то подозрительное.

Я был не совсем уверен в том, о чём говорил Рэмбо, но если это означает конец самоубийственным сумасшедшим выходкам, то я только за это.

- О, и еще одно, - сказал Рэмбо. - Я покончу с демократией. В этой группе есть члены, которые не достойны участвовать в голосовании, не имеют мнения и клинически безумны. Вот почему весь прошлый год дерьмо попадало на вентилятор.

Верн энергично гладил Роджера и оглядывался, будто ожидая, что сейчас что-нибудь случиться. Ничего не случилось.

Рэмбо откашлялся и посмотрел на каждого из нас по очереди, после чего произнёс:
- Вот почему я беру под полный контроль всю спальню.

Случилось еще одно долгое и неловкое молчание. Гоблин выглядел так, будто попробовал лимон. Жиртрест, в конце концов, продемонстрировал смелость, и заговорил, хотя и плаксивым голосом.
- И что случиться, если мы не захотим делать то, что тебе захочется от нас?

Рэмбо несколько секунд смотрел на Жиртреста, улыбнулся и ответил:
- Не стоит ломать голову, прежде чем это наступит.

Жиртрест ухмыльнулся как идиот, и ничего не сказал.

- Отлично, - сказал Рэмбо, хлопнув в ладоши. - Пойдем, встретим новичков!

Его марш к двери был остановлен Саймоном, которому явно хватило сталинских указов Рэмбо.
- Хорошо, ты сказали нам, что мы будем придерживаться правил и избежим проблем в этом году. И тут же приказываешь нам нарушить правила Дома.

Гоблин громко фыркнул и выкрикнул:
- Привет, противоречие?

Никто не двинулся с места. Рэмбо уставился на нас, но все равно никто не пошевелился.

Это было классическим противостоянием Безумной Восьмерки.
- Нет противоречия, Гоблин, - заявил Рэмбо нервно-спокойным голосом. - Да, это нарушает правило, что нельзя трогать новеньких до окончания двух недельного льготного периода. Но в правилах нет ничего насчёт простой встречи и приветствия...

Саймон покачал головой и сказал:
- Если префекты поймают нас в их спальне, они не станут задавать вопросов.

Рэмбо усмехнулся:
- Они не смогут нас застукать, не пори чушь, они все на собрании в кабинете Викинга. Поверьте мне, сейчас или никогда.

Мы неохотно последовали за нашим лидером по коридору и наблюдали, как он открывает дверь в спальню второгодников. Наше прибытие было встречено ужасающей тишиной...

НОРМАЛЬНАЯ СЕМЁРКА

Нормальная Семёрка была потрясена, увидев Безумную Восьмерку. Фактически половина из них нырнула в свои кровати и отчаянно попыталась спрятаться там, а Дэррил (оставшийся последним) сделал забавную попытку укрыться в своём чемодане. Рэмбо приказал всем сесть на свои шкафчики. Все, кроме одного, повиновались: Спайк устроил шоу, лежа на кровати и раскрыв газету.

Рэмбо снова потребовал, чтобы Спайк сел на шкафчик. Спайк проигнорировал. Рэмбо зашёл в кабинку Спайка и встал над ним с видом, что он находится на грани применения насилия. Я заметил, что руки, держащие газету, стали слегка неуверенными.

- Мой брат - префект, если вы не слышали, - сказал Спайк, пытаясь казаться беззаботным. - Вы, ребята, пытаясь тронуть меня, трогаете каждого из нас...
Закончил он пронзительным голосом и стал ждать, скажет ли что-нибудь Рэмбо.

Рэмбо ничего не сказал и вместо этого мягко вырвал газету из рук Спайка и принялся ее просматривать. Спайк в страхе перед внезапным движением отдернул руку, и Безумная Восьмёрка издала фырканье и несколько смешков.

Примерно через минуту после чтения газеты Рэмбо наконец заговорил.
- Скажи-ка мне, Спайк, почему ты читаешь газету за ноябрь прошлого года?

Спайк не ответил, и в спальне послышалось ещё несколько смешков.
- Это потому, что ты ужасно отстал от времени? Или потому, что запал на эту фотографию Маргарет Тэтчер?
Рэмбо продемонстрировал нам фотографию Маргарет Тэтчер, одетую в зеленое и похожую на лошадь. Смешки превратились в громкий гогот.
- Или это потому, что ты хотел попробовать выглядеть крутым перед своими товарищами вместо того, чтобы лежа там, раздвинуть свои ноги, как на самом деле делаешь?

Смех исчез, и Рэмбо развернулся и направился в сторону спальни первогодок. Гоблин перехватил старую газету, бросил взгляд на фотографию Маргарет Тэтчер, а затем спрятал ее в задний карман брюк, после чего последовал за Рэмбо.

- Проваливай, ты, дрочила.
Нам потребовалось несколько минут на то, чтобы понять, что оскорбление было произнесено Спайком, и что его целью был Рэмбо. Второй раз за считанные минуты Рэмбо бросали вызов, когда он выходил из спальни. На этот раз он остановился и повернулся, сжав челюсти, его темные глаза горели.

- Извини, что ты сказал, Спайк? - спросил Рэмбо своим совершенно новым нежным и ужасающим голосом.

Спайк встал и повторил:
- Я сказал: проваливай, дрочила!

Рэмбо подошел к нему, и все отступили на несколько шагов. Он остановился в считанных сантиметрах от лица Спайка.
- Послушай-ка, Спайк, то, что ты только что сказал, - это неподчинение старшему. Если ты когда-нибудь заговоришь так со мной или с другими ребятами, я пойду прямо к Викингу. Ты понял?

Спайк кивнул, и стало ясно, что он готов заплакать. Мне даже показалось, что я почувствовал небольшую жалость к этому идиоту.
Мы снова ушли. Я получил облегчение, покинув спальню второго курса, потому что Рант посмотрел на меня и заставил почувствовать неловкость.

НОВИЧКИ

Когда мы прибыли в общежитие первокурсников, все бросили то, чем занимались, и застыли во внимании у подножия своих кроватей, как будто их весь день тренировал армейский сержант. К несчастью, Верн шагнул вперед и энергично отсалютовал новичкам. Кое-кто из них ответил салютом, а остальные уставились на Верна в пугливом смущении. Верн держал свой несгибаемый салют около тридцати секунд, тщательно разглядывая новобранцев. Удовлетворившись их классификацией для себя, он опустил правую руку, громко фыркнул и вернулся на свое место в строю.

Гарлик выглядел слегка смущенным этими военными событиями и спросил у Жиртреста:
- Почему эти мальчики салютуют нам?

Жиртрест с подозрением огляделся и прошептал:
- В этой спальне присутствуют потусторонние силы, Гарлик. Не может быть никакого другого объяснения тому дерьму, что здесь случается.

Гарлик нервно оглянулся и спросил:
- Дерьмо Вуду или какое-то странное дерьмо?

Жиртрест резко закрыл глаза и громко втянул воздух, словно принюхиваясь к чему-то сверхъестественному. Затем сказал:
- Тут все виды дерьма.

Глаза Гарлика стали большими, как тарелки, и он медленно кивнул себе и сказал:
- То же самое и на озере Малави.

К счастью, Рэмбо прервал его.
- Добрый вечер, господа. Мы здесь уже третий год, и я - Рэмбо. Мы просто хотели поприветствовать всех вас в этом доме. И если есть что-то или кто-то... что беспокоит вас, сначала скажите мне.

Никакого насилия, кровопролития, ничего подобного. Рэмбо даже не позволил Жиртресту исследовать чьи-нибудь сладости, а Гоблину - расспрашивать новичков об их мамах и сестрах. Первогодки, счастлив вам сообщить, все меньше меня, и, по крайней мере, трое из них совсем ещё мальки. На самом деле у меня появилось странное ощущение, что мое тело стало выше, пока мы гордо стояли перед ними.

Когда новый глава дома Норман Уайтсайд ворвался в нашу спальню, чтобы выключить свет, мы уже молча лежали в своих кроватях. Он выглядел ужасно разочарованным и даже не потрудился пожелать нам спокойной ночи, прежде чем выключить свет и хлопнуть дверью общежития.

Это и в самом деле были странные дни.

СУББОТА 22 ЯНВАРЯ

Сирена побудки - настоящий ужас. Миссис Бишоп нагадила мне за то, что я заснул на математике во время рассветного патруля, и сказала, что я подвожу своих родителей, школу и себя самого. Я чувствовал себя ужасно и делал все возможное, чтобы выглядеть оживленным, но не мог помешать себе мечтать о том, чтобы заснуть в собственной постели у себя дома.

11:30
Наш английский класс гудел как растревоженный улей, когда мы ожидали появления Папаши. В конце концов, за дверью раздались многочисленные выкрики и хлопки. Папаша ворвался так, словно ожидал увидеть классную комнату пустой, и резко остановился, после чего взглянул ввысь, и спросил:
- И это лучшее, что они могли придумать?
Он шмякнул на свой огромный дубовый стол большую кипу книг, бросил свой кожаный портфель на пустой камин и рухнул на стул. Затем протёр очки белым носовым платком, после чего водрузил их на голову и снова взглянул на нас.
- Боже мой, - сказал он, - всё хуже, чем я думал.

Его взгляд упал на Гарлика, сидящего в первом ряду. Лицо Гарлика покраснело, его глаза округлились, и он расплылся в громадной дурацкой улыбке. Папаша в молчании рассматривал этого нового человека, после чего раскурил свою трубку. Он выдохнул огромное облако дыма и продолжил исследование Гарлика, словно тот представлял собой какой-то необычный вид. В конце концов, Гарлик больше не смог этого выдержать и выпалил:
- Я Гарт Гарлик, сэр. Я родом из Малави. Вы когда-нибудь бывали в Малави, сэр?

Папаша ответил низким и монотонным голосом:
- Молодой человек, я бы не поехал в Малави, даже если бы весь мир находился в огне! И предпочел бы, мистер Гарлик, чтобы бы вы в строгих пределах моей классной комнаты ссылались на свой священный оплот языческого ужаса, как на Ньясаленд [Ньясаленд (англ. Nyasaland) - британский протекторат на юго-востоке Африки, существовавший с 1907 по 1964 год. В 1953—1963 годах Ньясаленд входил в состав Федерации Родезии и Ньясаленда. 6 июля 1964 года Ньясаленд стал независимым государством Малави.].

- Но, сэр, - пробормотал Гарлик, - Малави очень красивое место, и оно уже почти тридцать лет не Ньясаленд...

Папаша ударил кулаком по деревянному столу и воскликнул:
- Ньясаленду может быть и тридцать, но мне сто восемь, и этот класс - моя империя!

Папаша глубоко вздохнул, вытащил свой носовой платок и вытер лоб. Затем он некоторое время анализировал платок, после чего произнёс:
- Кто бы мог предсказать, что из такой незначительной маленькой сопли может произойти такое зло?
Он посмотрел на нас глазами, горящими от возбуждения и напряжённости.
- Джентльмены, - объявил он, - достаньте свои сумки и вытащите из ножен вашего Отелло.

Когда мы вытащили наши книги, он снова посмотрел на нас так, словно мы собирались отправиться в какое-то загадочное и опасное путешествие, и сказал: - Итак, джентльмены, придите в себя и обнажите свой разум...

После обеда я вернулся в общежитие, и обнаружил там массовое соревнование по гольфу. Саймон и Рэмбо в зловредном матче мерились силами с Жиртрестом и Гоблином, и, судя по всему, насмехались и дразнили Жиртреста и Гоблина, слишком далеко отстающих от них. Это не удивительно, поскольку у Гоблина не было никакой координации рук и глаз, а у Жиртреста имелись некоторые проблемы с протискиванием между шкафчиками, поэтому ему часто приходилось производить удары левой рукой и тыльной стороной своей клюшки. Гарт Гарлик возбуждённо скакал рядом и через регулярные промежутки времени повторял счет, что только еще больше злило Гоблина.

Гоблин и Жиртрест в конечном итоге призвали прекратить матч, потому что, в соответствии с их словами: «Люди обманывают». Они не пояснили, кто из людей, или каким образом их обманывал. Затем все пошли на поле для гольфа практиковаться в ударах.

Я спросил Саймона, из-за чего такое повальное увлечение гольфом. Он посмотрел на меня так, словно я был идиотом, и сказал:
- Потому что день гольфа для отца с сыном всего через шесть недель, а в этом году он проводится в Виктория Каунтри Клаб. Тебе лучше начинать тренировать свой замах, Малёк.

Это же огромное беспокойство. Похоже, этот день гольфа - это очень важное событие, и каждый старшекурсник должен играть и играть хорошо. Я никогда не играл в гольф прежде, и мой папа тоже, хотя он тренировался в гольфе на трёх деревьях, пытаясь убить бумсланга [Бумсланг - ядовитая змея семейства ужеобразных] несколько лет назад. (Оказалось, что бумсланг уже был убит садовником, но папа, очевидно, в то время этого ещё не знал).

20:30
Чудом уклонился от Гарлика, снова рассказывающего о Малави. На этот раз его жертвами стала пара испуганных новичков, которых он невольно загнал в дальний угол общей комнаты. Когда я понял, что происходит, я притворился, что ищу кого-то и тут же выскочил из комнаты, безотлагательно принявшись постукивать по своим часам. Гарлик размахивал руками взад и вперед, словно ловил форель или, возможно, порол слугу. Первогодки молча смотрели на него с ужасом и в нерешительности.

Все первогодки выглядят одинаково. Они выделяются, потому что они маленькие и чужие в знакомой обстановке. Я видел, как трое из них уже плакали. (Хотя это мог быть и один и тот же человек, плачущий три раза.) В любом случае, для новичков это неприятное путешествие. Жаль, что кто-то из этих бедных пареньков попадёт в рабство к Пайку. Если бы им стал я, то я бы перерезал себе горло.

Гоблин считает, что его первый промах в первые годы случился с его прозвищем. Он уже собрал обширный список всевозможных имен, включающий: Доггистайла, Гонада и Гастро.

Слава богу, что я уже старшекурсник.

ЧЕТВЕРГ 23 ЯНВАРЯ

8-часовой сбор

Первый сбор года был отложен до сегодняшнего дня, потому что Глок только что вернулся из Австрии после гибельного катания на лыжах. Видимо, лыжный подъемник, на котором ехали он и его жена, опрокинулся, стряхнув их с высоты в тридцать футов в снег. Глок отделался сломанным запястьем, потому что приземлился поверх своей жены, смягчившей удар. К сожалению, вес падающего Глока сломал спину его жене, и бедная женщина оказалась на растяжке на три месяца в больнице в Вене.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЕРОЯТНО...

© COPYRIGHT 2008-2017 ALL RIGHT RESERVED BL-LIT

 

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   

 

гостевая
ссылки
обратная связь
блог